16.01.2019

Интервью Андрея Орлова, генерального директора компании «Магнум» на площадке MoscowStadiumForum.

Интервью Андрея Орлова, генерального директора компании «Магнум» на площадке MoscowStadiumForum – всегда украшение форума с точки зрения самого ценного и важного отраслевого опыта, консалтинга и новаций в области спортивного строительства. В этом году была рассмотрена тема оснащения спортивных объектов, в которых менеджменту и всей команде компании «Магнум» мало равных на рынке, как и в проектированиии и строительстве спортивных объектов. Подтверждением этому стали две награды, врученные руководителю компании на церемонии вручения Moscow Stadium & Arena Awards 2018.
large_0f351a715c30c63c3e0650eadcc1ac9f.jpg
- Андрей Витальевич, в чем проектирование и строительство спортивных объектов отличается от других объектов гражданского назначения?


- В принципе, это один из подразделов промышленного гражданского строительства, но отличия от остальных есть. В первую очередь, проектирование спортивных сооружений должно отталкиваться от спортивных технологий. Порядок такой: исходим из основного назначения объекта, затем переходим к архитектуре. Сначала внимательно слушаем заказчика: выясняем какой функционал спортсооружения -- будут ли там проводиться только тренировки или будут мероприятия со зрителями. И здесь мы по праву считаем себя профессионалами, так и работаем – идем от технологии к архитектуре и инженерным решениям. Многие проектные институты, которые занимаются проектированием жилых зданий, торговых комплексов, зачастую до сих пор начинают с архитектуры при разработке проектов спортивных сооружений. Анализируешь такие и видишь, что, например, гандбол или мини-футбол не проходят по технологиям.

- Какие профильные специалисты должны быть в проекте с самого начала? Сколько спортивных технологов в вашей компании?


- Специалисты все те же самые, что и в любом виде проектирования: архитекторы, инженеры-конструкторы, технологи, но, возвращаясь к первому вопросу, мы ставим на первое место технологов. Хотя (и это нужно регулировать у себя в организации) архитектор всегда хочет быть на первом месте, чтобы было красиво. Специалисты те же, но технолог на первом месте. У нас в компании 3 основных технолога.

- Спортивное оснащение – это блок работ, на котором обычно экономят инвесторы и заказчики, и в результате страдают эксплуатирующие организации. Как избежать такой ситуации?

- Что происходит, мы ещё можем судить как генеральный проектировщик, генподрядчик, у нас большой департамент по оснащению спортивных сооружений. Даже когда ясам строю свой объект, есть большое искушение сэкономить. Мои ребята приходят ко мне и говорят: «Давайте поменяем тип покрытия или борта на коробке, мы сэкономим миллионы!». Это всегда большой соблазн, большой кусок денег даже на каком-то маленьком объекте. Я - всегда против. У нас другой принцип. Если же это сторонняя организация, то здесь заказчик должен четко контролировать соблюдение всего, что заложено в проект. Следить, чтобы все, согласованное со спортсменами, министерством спорта, службой будущей эксплуатации, оставалось неизменным. Например, мы сейчас делаем объект, в котором расходы на оснащение заложены 400 млн. Можно сделать и за 200 млн, наверное, но это уже будет другого уровня оснащение, тогда не понятно, зачем мы вообще стены строили, если функционально не пригоден этот объект. Говорят, что эксплуатация – это лучший заказчик, если с эксплуатацией согласован какой-то тип спортивного оснащения, в т.ч. и видеоэкраны, покрытия, если это прошло экспертизу, то важно очень внимательно следить, чтоб ничего не поменяли в процессе строительства и оснащения.

- Можете описать, как работает ваша компания над любым из проектов от получения исходной информации до сдачи в эксплуатацию. Как решаются вопросы на этапе эксплуатации, если вдруг были допущены просчеты при планировании по оснащению?

- Есть определенные регламенты и алгоритмы, но, если говорить откровенно, то над объектом мы начинаем работу гораздо раньше, чем выходим на него фактически или подписываем договор. То есть сначала идет общение с заказчиком или инвестором, мы фиксируем и разрабатываем их видение. Далее наши специалисты, включая технологов, разрабатывают предварительное ТЗ, по которому мы соответственно дальше будем вести концептуально проектирование и продолжать все и на этой стадии согласовывать с заказчиком. Это не быстрый период.
Основные этапы:
-пожелания заказчика к объекту и его задачам
-ТЗ от нас
-согласование с заказчиком
-выход на концепцию

На стадии концепции наши специалисты, которые по аналогичным проектам могут судить - сколько это будет стоить, выезжают на будущие площадки, оценивают возможные расходы на месте. После этого делаем некое коммерческое предложение для бюджетирования проекта.
Далее – конкурсная процедура, проектирование, строительство.
Практика показывает, что этапы проектирования и строительства идут параллельно, редко бывает, что проектная документация выполнена полностью до строительства. Обычно возникает большое количество изменений в процессе строительства, порой вмешиваются «большие гости», вносят свои идеи об изменениях и никто не может им отказать. В результате этого начинается поиск дополнительных средств, начинаются корректировки проектов в технической и ценовой части. Иногда проект претерпевает до трех корректировок до окончательной реализации. Особенно, если это большой объект (10-20 тыс. м2). Там без технических и сметных корректировок не обойтись.
Когда мы заканчиваем объект, мы не уходим, у нас создана служба поддержки, гарантийного и пост гарантийного обслуживания объектов. Мы жизнь своих объектов наблюдаем постоянно, поэтому к нам иногда даже обращаются за такой аналитической информацией с этих наших объектов – штатное расписание, нагрузки, стоимость эксплуатации и т.п. Мы такие консультации бесплатно своим будущим заказчикам или знакомым предоставляем. Я не помню такого объекта, с которым бы мы не общались после сдачи, а построено уже более 25 капитальных сооружений, плоскостные не беру даже, там счет на сотни.

Какой процент бюджета должна составлять смета на оснащение? В вашей компании это как получается?

- По-разному. Маленький объект(ФОК, например, 5-6 тыс. м2) – это 10%, бассейн, спортзал с небольшим количеством зрителей, небольшой тренажерный зал – это около 10-15%. Совсем небольшое сооружение в пределах 1500 м2– это может быть и 5%. Если это серьезные какие-то технологичные объекты, то может доходить до 20% стоимости объекта.

- Ваша компания награждена премией Moscow Stadium & Arena Awards за красноярский дворец "Арена Платинум". Вы строили этот объект на стыке финансовых коллапсов, насколько серьезно пришлось корректировать смету? Сколько процентов составила доля оснащения?

- Это серьезный высокотехнологичный объект. Стоимость объекта – около 4 млрд, оснащение – порядка 300 млн., то есть чуть меньше 10%. И корректировать пришлось серьезно. Секретов никаких нет, заключался договор с ГК "Русская Платина", мы пожимали руки с М.Ю. Бажаевым (председателем Совета директоров – прим. Ред) на стадии сырого концепта и изначально эта арена не предназначалась для открытия Универсиады. Нас просили сделать проект максимально функциональным, но не раздувать его. Потом было предложено уже, что на этом объекте будут проходить церемонии открытия и закрытия Универсиады. Естественно, сразу же изменились требования к объекту, в том числе и от силовых ведомств. Сам проект претерпел сильные технические и сметные изменения, но надо отдать должное и нам, и заказчику, что мы оптимизировали все корректировочные сметные процессы, и корректировка сметы была сделана единожды.
Вот это такая отдельная история, непростой объект, но, может быть, гораздо проще, чем объект бюджетный, потому что (в случае работы с частной компанией) есть конкретный человек, с кем говорить.
Сложности были, но они были решены быстро, объект сдан в марте прошлого года, руководство страны его высоко оценило.

- Вы часто говорите, что импортозамещение несколько преждевременно, не все можно заменить. Для оснащения "Арены Платинум" какие партнеры вами были задействованы и в каких технологиях?

- Я не выступаю против импортозамещения и выступаю против запрещения импорта. Партнеры у нас есть разные, есть отечественные, те, кто делает действительно качественный продукт, но большинство наших партнеров – западные, потому что здесь мы аналогов не можем найти, а мы строим много сооружений для спорта высоких достижений. Условно говоря, заменить оборудование ямы для прыжков в высоту на какие-то непонятные маты, чтобы спортсмены себе все кости переломали, мы не можем.
Есть очень хорошие отечественные производители, например, «ФОРМАН Продактс» - они делают тренажерное оборудование и ищут рынок не только в России, но и по всему миру. По ледовым технологиям есть одна компания, с которой мы сотрудничали абсолютно на всех своих ледовых проектах (а у нас их построено около десятка). Это Простор-Л. Я не рекламирую, просто очень хорошие ребята. Они в России собирают оборудование (при наличии нескольких импортных комплектующих).

- Сегодня Министерство спорта и Министерство строительства нацелены на ликвидацию всех спортивных недостроев в России. По результатам недавнего мониторинга – их огромное количество, и в основном они доведены до той степени готовности, когда их уже пора оснащать. Само собой, что себестоимость этих объектов пытаются оптимизировать до последнего. Скажите, для такой компании, как ваша, это хорошая новость? Интересны вам такие объекты?

- Частично хорошая. То есть я бы никогда не хотел работать на реконструкции, либо реновации каких-либо объектов (бывает, заводы перестраивают в спортивные сооружения), либо заходить за генподрядчиком доделывать какие-то огрехи и потом оснащать. Мы, конечно, счастливы, что нам нужно будет получать проекты и смотреть, где как можно лучше это оснастить. Где-то можно будет сэкономить, где-то понадобится больше денег. Нет, новость хорошая, нужно действительно достраивать по всей стране. Нам чем больше строек, тем больше работы!

- Какие советы можете дать инвесторам и заказчикам, которые хотят снизить затраты без потери качества, и оснастить сооружения спортивно-технологическим оборудованием по высшему разряду.

- Инвесторам я бы предложил изначально работать с проектными организациями в команде. Понятно, есть процедура конкурсов, законодательство и т.д. Но лучше сначала с тем, с кем ты собираешься работать, садиться за стол переговоров и создавать объект вместе. Франкенштейны появляются, когда один что-то сделал, пришел другой и что-то поправил, а третий – финансирующий – совсем не представлял, что происходит у первых двух.
Если есть три заинтересованных стороны -- проектировщик, строитель, заказчик, инвестор (если есть) – то они должны с первого дня работать вместе, на постоянной основе встречаться раз в 2 недели, не реже, тогда получится хороший проект типа "Арены Платинум".
Мы на нем очень плотно работали с заказчиком, у них была хорошая команда технического заказчика, возглавлял эту команду человек, который в Сочи строил ледовые объекты, сам был в теме, мы говорили на одном языке, поэтому объект получился хороший.

- Ваша компания является таким лидером на который многие смотрят как на хороший пример в отрасли. Сейчас развивается много новых бизнесов. Есть те, которые решились войти в эту нишу спортсооружений, оценили свои риски и силы, но никак не могут начать, так как у них в портфеле нет реализованных спортивных проектов, а значит такой отраслевой репутации. Что вы им посоветуете?

- Во-первых, хотел бы сказать, что ни в коем случае не надо переходить нам дорогу. Это шутка, конечно!
Настойчивость! Просто идти своим путем, смотреть, бороться... В начале нашего пути была история с одной компанией. Там тоже парень молодой руководил и сказал мне «Как мы с вами бороться, вы ж маленькие...» Я разозлился, и мы их вынесли с двух стадионов, просто по-мужски захотелось ответить!
Интервью Андрея Орлова, генерального директора компании «Магнум» на площадке MoscowStadiumForum – всегда украшение форума с точки зрения самого ценного и важного отраслевого опыта, консалтинга и новаций в области спортивного строительства. В этом году была рассмотрена тема оснащения спортивных объектов, в которых менеджменту и всей команде компании «Магнум» мало равных на рынке, как и в проектированиии и строительстве спортивных объектов. Подтверждением этому стали две награды, врученные руководителю компании на церемонии вручения Moscow Stadium & Arena Awards 2018.

- Ваши планы и перспективы на 2019 и ближайшие годы.

- В следующем году у нас будет вводиться несколько объектов, у нас более 20 объектов в проектировании, более конкретно - коммерческая тайна. Работать будем активно, по всем направлениям.  У нас будет сдаваться 1 объект в Подмосковье, 2 на севере, будем продолжать работу в Свердловской области, Москве, Магаданской области... В части оснащения мы будем работать более чем в 50 регионах, вот план на 2019 год.

- В прошлом интервью вы рассказывали о сложностях строительства в северных регионах. За прошедший год появились какие-то интересные кейсы в этом направлении?

- Есть очень интересный кейс. Объект небольшой, но в 300 км от Полярного круга. Все пришлось доставлять ледоколами, делать свою причальную стенку (строили все на мысе Каменный для Газпромнефти), получился очень хороший спортивный комплекс, но безумно дорого и тяжело строить в этих условиях, но мы к этому привыкли и работаем в таких сложных регионах.
Рекомендации – прийти туда и не сдаваться и считать правильно, потому что мы 10 лет назад начали там работать и очень сильно ошиблись в расчетах.  Строить в Подмосковье и даже Красноярском крае или в Заполярье – это разные деньги.

- Какой проект стал особенной гордостью 2018 года?

- В капитальном строительстве – "Арена Платинум". А самый драйвовый – фанфест в Москве на Воробьевых горах во время ЧМ-2018. Объект был рассчитан на 25 тысяч приходящих, а на пике было 125 тысяч. Но все, что было сооружено нашими силами и силами субподрядчиков (а их было более 15), не сбоило.
Оба проекта мы никогда не забудем. Фанфест даже необычней, чем "Арена Платинум". Люди вокруг жили одним событием. У них был месяц большого футбола, общий праздник. У нас был месяц на сборку фанзоны, потом месяц ее нужно было поддерживать на круглосуточной основе, через месяц небольшой выдох и – за 2 недели все убрать. И мы стали частью того, что создало этот общий праздник. Интересно было.
 

Интервью провела Светлана Архипова